Бош сервис

С. Кушнирова: «Шостке я никогда не изменяла»

Общество | 07:59, 28.10.2009
 Поделиться

Поделиться в

Foto

 

Сталина Дмитриевна Кушнирова — без преувеличения живая легенда Шостки, ведь она творила новейшую историю города. В том числе благодаря и ее таланту руководителя, кипучей энергии он строился, превращался в развитый промышленный, культурный, спортивный центр Сумщины. Не зря Кушнирова является почетным гражданином Шостки, удостоена высоких государственных наград, среди которых два ордена Трудового Красного Знамени. 27 октября Сталина Дмитриевна отмечает свой 70-летний юбилей. В преддверии дня рождения журналисты ВОВРЕМЯ и газеты «Полісся» встретились с ней и побеседовали о жизненном пути, о яркой, незабываемой эпохе в истории города, о людях, которые прославили Шостку.

Спортсменка, комсомолка…

— Сколько Вам исполнилось, когда Вы возглавили город, и что у Вас было за плечами?
— Приехали мы в Шостку в 1956 г., когда мой отец, полковник в отставке, участник войны, возвратился на свою родину (отец Сталины Дмитриевны служил в пехоте, награжден четырьмя орденами Боевого Красного Знамени, орденом Суворова — прим. ред.). Я поступала в Киевский государственный университет на историко-философский факультет. Сдала экзамены на две «пятерки», «четверку» и не прошла по конкурсу, поскольку тогда роль играло наличие производственного стажа. Потом устраивалась на работу. В то время в отделах кадров стояли огромные очереди. Меня взяли на завод «Импульс» (тогда п/я 13), благодаря тому, что я была спортсменкой, имела 1 разряд по волейболу. Почти 8 лет трудилась на вредном производстве, работа там мне до сих пор снится… 
Потихоньку стали замечать, что я энергичная, боевая, была не только спортсменкой, но и комсомольской активисткой. Меня избрали членом горкома комсомола. Нужен был второй секретарь горкома ЛКСМУ, и мне предложили избираться… В 27 лет перешла на партийную работу. Несколько лет возглавляла отдел в горкоме партии и стала третьим секретарем по идеологии.
Однажды меня приглашают в областной комитет партии и предлагают быть мэром города. С идеологической работы на хозяйственную. А вы представляете, что такое Шостка в то время?! Это крупные союзные предприятия, это «оборонка»… Поправку на женщину не делали никак, но где-то жалели. Это теперь я могу все оценить, как умело меня воспитывали, как умело избавляли от разносов, как умело поправляли.
Почти два года я постигала хозяйственную работу. Вдруг приглашают в областной комитет партии, говорят: «Сталина Дмитриевна, мы будем рекомендовать Вас на избрание первым секретарем горкома партии». Мне мой муж сказал тогда, с сожалением, конечно, что многое в семье ляжет на его плечи: «У тебя получится». Признаюсь, я бы не состоялась, если бы у меня не было такой семьи (это отдельный разговор) и умных руководителей.
-Как у вас в семье распределялись семейные обязанности?
— Всю жизнь муж — хранитель очага. Это при моей тогдашней занятости было очень немало. Как же ему было морально трудно с «руководящей женой»!..
-На муже не срывались?
— Нет. Возвращалась я с работы поздно, но никогда муж не ложился спать, пока не приду домой. Своим ключом не пользовалась, всегда звонила, он открывал дверь и порой так печально на меня смотрел и говорил: «Господи, ну когда же это закончится?!». Хотя муж всегда меня старался поддержать, никогда не предлагал бросить работу.
-Где ваши дети и внуки?
— У меня одна дочь, она закончила в Шостке школу, потом  с отличием Киевский педагогический институт им. Горького (ныне – им. Драгоманова). Преподавала в сш №1, вышла замуж и уехала в Киев. Сейчас ей 47 лет, работает в элитной гимназии – толковый учитель-методист, читает зарубежную литературу и эстетику. Может уже идти на пенсию, но пока не собирается. У меня двое внуков. Косте – 25 лет, он закончил Киевский торгово-экономический университет и работает в Министерстве финансов главным специалистом  в одном из департаментов. Настя, моя внучка, учится на III курсе этого же вуза. А еще растет правнук, кстати, очень на прабабушку похож.

 

Кушнировой разрешили «открывать ногой» дверь в кабинет министра

Как складывались отношения с «зубрами», которые управляли городскими предприятиями?
— Меня уважали. Они были настолько разные: Кислицын, Шошин, Ликарь, Тугаров. Считаю огромной заслугой горкома партии то, что мы сумели создать в городе команду единомышленников. К ним (директорам предприятий — прим. ред.) нужен был разный подход. И у меня получалось. Умела их поднимать, умела их защитить. Сколько раз спасала Ликаря, у которого был своеобразный характер, спасала взрывного Шошина, потому что у меня сложились очень хорошие отношения со всеми союзными министрами. Приведу маленький пример. Был такой, может, вы знаете, министр общего машиностроения Бахирев Вячеслав Васильевич. Настолько уважал Шостку, меня лично. Наверное, это не типичное явление — женщина-руководитель, да еще в то время. Он мне говорил: «Сталина Дмитриевна, когда будете в Москве, Вы всегда дверь в мой кабинет можете открывать ногой».
— Вы так и поступали?
— Разве я так воспитана?! Понятно, что он шутил… Кстати, два раза в год с Виктором Ивановичем Фесенко, в то время председателем исполкома, мы ездили за деньгами (в Москву – прим. ред.). Потому что и тогда бюджет был напряженный. Мы город строили только за счет промышленных предприятий. Понимали, что даже если будут деньги, которые берем у министерств, их надо использовать. Ведь в то время «били» за то, что деньги есть, а ты их не использовал. Мы осознали: без строительного треста ничего в Шостке не построим. Разработали на пятилетку план создания «Шостхимстроя».
Мы возводили «Свему», и для этого тоже нужен был трест. Вот тогда в город натащили условно-досрочно освобожденных. Два общежития построили по ул. Кирова,  потому что нужна была рабочая сила. Не хватало ее. Нам дали «условников», они, конечно, создали немало проблем, дали рост преступности…
Несмотря на трудности, это лучшее время для города в плане того, что работали мощные коллективы, люди были заняты на рабочих местах, платили очень даже неплохую зарплату и на «Свеме», и на оборонных предприятиях… Жалко, что все хорошее, что надо было взять из той системы, разрушили.

Маленькая Швейцария


— Чья идея была высадить в городе розы?

— Наша с Виктором Ивановичем Фесенко. В Северодонецке тогда впервые в Украине стали заниматься розами. Мы мигом туда поехали, потом привезли прибалтийские розы. Это целая эпопея. Непросто было, чтоб они прижились, а их воровали, и надо было караулить ночами.
Когда приезжали гости, удивлялись: «Шостка, как маленькая Швейцария». Дошли даже до того, что с одной стороны улицы был один цвет роз, а с другой — другой…
— Вас никогда не пытались «подсидеть»?
— Нет, никогда. У меня не было соперников в Шостке, у меня были только помощники.
— Сталина Дмитриевна, партийная элита жила лучше, чем другие советские люди. У нас в городе были спецраспределители?
— Ну, такая ерунда! Эти спецраспределители, может быть, были в ЦК (и, наверное, были), но в Шостке на таком уровне райкома, горкома — да Боже упаси. Мы питались в маленькой столовой и еще жаловались, что привозят из Домовой кухни питание не всегда качественное. Порой приходили хлопцы, и говорили: «Сталина Дмитриевна, такое привозят»…
Это все гадская сегодняшняя агитация против коммунистов. Столько вранья! Могу показать, какая у меня зарплата была. Директор завода получал в 1,5-1,7 раза больше первого секретаря горкома партии. Поверьте мне! Я хочу, чтобы вы, уйдя от меня, хоть какие-то байки из своей головы выкинули. Единственное, чем пользовались (как на духу) — я имела путевку каждый год и лечебные. Путевка  всегда была в санаторий ЦК. Это  обыкновенные комнатки с обыкновенными кроватями, тумбочками…
Одно время ходили разговоры, что Вас готовят на должность министра культуры.
—  Это болтовня. Но официально мне предлагали работу в Киеве в ЦК партии. Предлагали должность заместителя председателя облисполкома по социальным вопросам. Нет, Шостке я никогда не изменяла. Может быть, потому что действительно корнями в нее вросла.
-Чем Вы сейчас занимаетесь?
— У меня дом в с. Чулатово, там 12 соток. Очень люблю землю. После аварии (в 2001 г. Кушнирову сбила машина, у нее были серьезно травмированы ноги –прим. авт.) мне сделали несколько операций и я приехала в Чулатово. На костылях полола, слезы текли из глаз, но работала… На третью операцию я уехала уже без костылей… Земля меня держит на свете. Мои соседки говорят: «Сталина, мы вовек не поверим, что вы не из села вышли».
-А какая культура на огороде «ваша»?
— Наша культура с мужем – это чеснок. Мы выращиваем его много и очень качественного. В теплице у нас огурчики хорошо получаются… Словом, к чему руки приложишь – все получается. Это я люблю. Как только перестану работать на земле, то уже жить не буду.

Досье ВОВРЕМЯ

Кушнирова Сталина Дмитриевна  родилась 27 октября 1939 г. в г. Ужур (Красноярский край). В 1956-64 г. г. трудилась на заводе «Импульс». В 1964 – второй секретарь Шосткинского горкома ЛКСМУ. 1967-77 г. г. — работала заведующей отделом пропаганды и агитации горкома партии, секретарем горкома. В июне 1977 г. избрана председателем исполкома городского совета. Затем стала первым секретарем горкома Компартии Украины. В этой должности работала до 1990 г. После ухода на пенсию трудилась в горсовете, на «Свеме», НИИХП.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Rodont
comments powered by HyperComments

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: