Бош сервис
Сервис Центр

Лучший ас Второй мировой

Суспільство | 10:35, 16.02.2010
 Поділитися

Поділитися в

Foto

В этом году Украина будет отмечать 90-ю годовщину со дня рождения лучшего аса-истребителя Второй мировой войны – трижды Героя Советского Союза маршала авиации Ивана Никитовича Кожедуба. Я отнюдь не оговорился называя всемирно знаменитого уроженца села Ображиевка Шосткинского района Сумской области именно лучшим асом Второй мировой, а не только антигитлеровской коалиции.

В последней его первенство абсолютно очевидно. Для сравнения – Кожедуб одержал за время войны 66 личных побед (включая и два американских «Мустанга», которые его, по ошибке или нет, атаковали весной 1945 года).

Теперь победы лучших асов западных союзников:

Лучший ас Великобритании (при том, что англичане воевали с 1939 года) Джеймс Джонсон – 34 личные победы и 7 в группе.
Лучший ас США Ричард Бонга – 40 личных побед.

Но, по сравнению с немецкими асами, на первый взгляд, достижения Кожедуба кажутся довольно скромными.

Если исходить из сугубо цифрового показателя одержанных побед, то, тогда, лучшим асом Второй Мировой безусловно будет Эрих Хартманн с его 325 победами. Превосходят истребителей союзников и ряд других немецких асов – Герхард Бакхорн с 301 победой, Гюнтер Ралль с 275, Отто Китель с 267, Вальтер Новотны с 258 и ряд других.

Не будем возобновлять бесконечную дискуссию о том, насколько заявленные цифры побед асов как антигитлеровской, так и Третьего рейха соответствуют действительности. Процент неверных сведений об одержанных победах был приблизительно одинаков по обе стороны фронта и речь, кстати, вовсе не обязательно идёт только о приписках. Как минимум, не меньше самолётов по тем или иным причинам (обычно из-за отсутствия подтверждения падения на вражеской территории) не записывались в официально зафиксированные победы. Так что, можно смело считать, что и наши, и немецкие цифры побед соответствуют действительности и содержащиеся неточности крайне незначительны и не влияют на общую картину.

Однако, возникает закономерный вопрос. Война – это всё-таки не Олимпиада. В ней главное не участие, а победа. И в войне сокрушительное поражение потерпели не только Германия и её Вооруженные силы, но и конкретно Люфтваффе, о которых вдруг стало модно говорить, захлебываясь от восторга. Германские ВВС отнюдь не остались несломленными до конца войны и советские получили над ними преимущество уже к концу 1943 года, а в 1945 году преобладание стало абсолютным.

Как это могло случиться с массой таких непобедимых асов? Может быть, всё-таки, звания лучших асов Второй мировой заслуживают не «белокурые бестии» Хартман с Баркхорном, с которыми Люфтваффе было наголову разбиты, а советские пилоты Кожедуб и Покрышкин, с которым ВВС Красной армии одержали победу? И, может, результативность действий истребительной авиации определяют не счета личных побед асов, а конечный результат?

Необходимо отметить, что проблема имеет в данном случае не узкое военно-историческое, а глубоко философское значение.

Но сначала еще несколько цифр. Количество побед любого аса обусловлено тем – насколько активно его использует командование, т.е. зависит от количества произведенных им боевых вылетов. У Хартманна было за время войны 1425 боевых вылетов, а у Кожедуба – 330. Таким образом, в результате деления количества боевых вылетов на количество одержанных побед, мы получаем примерно одинаковые коэффиценты – у Хартманна одна победа на 4, 4 боевых вылетов, к Кожедуба на 5. Таким образом, если бы у Кожедуба было одинаковое с Хартманном количество боевых вылетов, то он имел бы не менее 285 побед. Реально цифра кожедубовских побед была бы значительно выше, учитывая, что осуществленные боевые вылеты у немецкого и советского аса весьма разнятся по сложности, о чём ниже. Аналогичные расчёты можно произвести с другими асами Германии и СССР и полученный коэффицент будет везде колебаться от 4 до 5. При этом неизменным остаётся факт того, что у немцев количество боевых вылетов было в несколько раз выше, чем у советских истребителей.

Если бы командование советских ВВС с такой интенсивностью использовало своих летчиков-истребителей, то у нас было бы не меньше своих Хартманнов, Бакхоронов и Раллей с двух-трёхсотенными счетами побед. Почему оно этого не сделало? Из-за «неумения воевать», говорят историки-грантоеды? Кстати, одновременно они утверждают, что Советский Союз победил в воздушной войне якобы «заваливая трупами». Но, как-то мало подобное «заваливание» согласуется с тем, что у всех без исключения советских лётчиков количество боевых вылетов значительно меньше, чем у немецких. Наоборот, данный факт говорит о том, что советское командование значительно бережнее относилось к лётчикам, понимая, что есть предел любым человеческим силам. В среднем, исходя из сделанных расчётов, получается что немецкий ас производил в среднем до 6 боевых вылетов в день, а советский 1-2.

Дело в том, что истребительная авиация советских ВВС и Люфтваффе использовались принципиально различно, что, в конечном счёте, стало одним из основных факторов краха последних.

Для наших истребителей, исходя из концепции взаимодействия ВВС и сухопутных войск, изначально ставилась другая задача, чем для немецких. Для «сталинских соколов» главным являлась защита (с помощью патрулирования обозначенных районов) сухопутных войск с воздуха от немецких бомбардировщиков и штурмовиков и сопровождение вылетов своей бомбардировочной и штурмовой авиации. Количество сбитых вражеских истребителей было лишь попутной, второстепенной задачей. Если лётчик отвлекался от поставленной ему задачи по защите сухопутных войск или штурмовиков и вместо этого увлекался сбитием вражеских самолётов для увеличения личного счёта, то последствия для него были весьма печальны. За этим, как правило, следовал трибунал и отправка в штрафбат.

В истребительной авиации ВВС не ставили целью создание суперменов с гигантскими личными счетами, как в Люфтваффе. Поставленные задачи могла выполнить лишь массовая авиация, в которой нагрузки на пилота были априори несопоставимы с немецкой элитарно-малочисленной «авиацией рекордсменов». Советская истребительная авиация изначально играла подчинённую роль по отношению к наземным операциям и, в конечном итоге, в этом оказалась её сила.

Абсолютно иной принцип ведения боевых действий был у немецких «экспертов» (как именовались гитлеровские асы). Поддержка сухопутных войск и своих товарищей из бомбардировочной и штурмовой авиации особого значения для них не имело. Геринг создал истребительную авиацию, основной задачей которой была исключительно погоня за наращиванием личных счетов и, именно этот показатель был определяющим для оценки пилотов со стороны командования. Одновременно и командование Люфтваффе убеждало фюрера, что количество сбитых самолётов противника является высшим показателем результативности боевой деятельности.

Для наращивания личных счетов массовая авиация не была нужна и поэтому истребительная авиация Люфтваффе строилась, как элитное сообщество «экспертов». Показательно, что они, как правило, сами определяли себе боевые задачи (что было по определению невозможно для их советских коллег). Основной деятельностью асов Геринга была «свободная охота», когда они в режиме патрулирования с больших высот нападали на, выполняющие задачу по поддержке наземных сил и сопровождению штурмовиков, советские истребители. «Свободная охота» требовала значительно меньше времени и сил, чем обычные боевые задания советских ВВС (это делает несравнимым, например боевой вылет Хартманна и Кожедуба), что и давало возможность «экспертам» пополнять счёт без особых усилий. Вся тактика их действий сводилась к неожиданному нападению с высоты и немедленному уходу от советских истребителей, у которых, как правило, не было возможности гоняться за нападающими. В итоге, росло количество побед, полученных Железных и Рыцарских крестов, но польза от этого для Вермахта была близка к нулю.

Это прекрасно иллюстрирует конечную пагубность идеологии западного индивидуализма и презрения к базирующемуся на христианском учении коллективизму, что не первое десятилетие пропагандируют отечественные СМИ и политики. Без труда можно было довести счета советских асов до немецкого уровня, но тогда за это заплатили бы жизнями сотни тысяч пехотинцев, артиллеристов, танкистов, лётчиков-штурмовиков и бомбардировщиков, как это и происходило в Вермахте.

Да, наши лётчики не гонялись и не могли гоняться за цифрами сбитых, но их вклад в общую Победу переоценить невозможно. И, можно смело утверждать, что лучшие асы Второй Мировой носили погоны с крылышками, а лучшим из них был сумчанин Кожедуб.

 

Денис Рыбалко

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Шостка.INFO в Telegram. Интересные и оперативные новости, фото, видео. Подписывайтесь на нашу страницу!

Rodont
comments powered by HyperComments

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: