Taxi 977
Сервис Центр

Коронавирус будет циркулировать по меньшей мере до конца года – врач-инфекционист

 Поділитися

Поділитися в

По состоянию на обед 19 апреля общее количество больных коронавирусом составляет более 2,3 млн человек, сообщает издание “Апостроф”. При этом одни страны – Германия, Италия и Испания – демонстрируют спад количества заражений, а у других – как правило, развивающихся странах – болезнь продолжает прогрессировать. К тому же новые случаи постоянно обнаруживают в Китае. В Украине по состоянию на утро 19 апреля COVID-19 заразились 5 449 человек, умер 141 человек и 347 выздоровели.

О том, чем COVID-19 отличается от гриппа, почему его нельзя лечить самостоятельно и использовать иммуномодуляторы, какие проблемы переживают сейчас медики и почему стоит оставаться дома, несмотря на Пасху и праздничные выходные, “Апострофу” рассказала врач-инфекционист, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры инфекционных болезней с эпидемиологией Сумского государственного университета Оксана Чемич.

– Правда ли, что COVID-19 похож на грипп?

– Эти заболевания часто сравнивали и сравнивают до сих пор. Конечно сходство в симптоматике и осложнениях присутствует. Грипп мы уже давно умеем лечить, каждый год ведем пациентов различной степени тяжести. Только в этом году от гриппа, осложненного пневмонией, в нашей больнице умерли 4 пациента. Но мы должны помнить и доносить населению, что существует эффективная профилактика гриппа – это вакцинация. Мы должны вакцинировать население, всех у кого нет противопоказаний.

И особенно нуждаются в профилактике люди из группы риска – к ним мы относим лиц с хроническими заболеваниями, а именно: сахарным диабетом, артериальной гипертензией, ожирением и тому подобное. Если человек все же заболел, то существует четкий протокол эффективного лечения, в который включены противовирусные препараты – озельтамивир, балоксавир, занамивир. Если пациенту с гриппом назначили лечение вовремя – на первые-вторые сутки, то мы не получим осложнений в этом клиническом случае. Если же осложнения уже наблюдаются, то немедленно начатое лечение противовирусными препаратами вместе с антибактериальными и патогенетической терапией в большинстве случаев дает свой эффект – пациент выздоровеет.

Что касается COVID-19 – сходство симптомов с гриппом не позволяет клиницистам четко отдифференцировать это заболевание. Как и другие ОРВИ, COVID-19 имеет легкий, средний и тяжелый степени. При легком – есть ощущение першения в горле, чихание или незначительный кашель. Болезнь может протекать без температуры или с незначительным ее повышением. У некоторых – отсутствуют клинические проявления. При легком течении пациенты обычно не обращаются к врачу, не считая себя больными, но могут быть источником инфекции. Такой человек несет большую эпидемиологическую опасность, потому что он не будет сидеть дома, в отдельной комнате, а будет продолжать работать. В этом и заключается задача карантина – максимально ограничить контакты.

Если это коронавирусная инфекция средней или тяжелой степени, у человека температура достигает 38-39 градусов, не снижается, или снижается на короткий период времени при использовании жаропонижающих препаратов. Также першение в горле и сухой кашель, который имеет приступообразный характер, боль в мышцах и головная боль, пациент перестает различать запахи и вкусы.

Когда начинается поражение легких, у человека появляется удушье, боль в грудной клетке и одышка, дыхание интенсивное, частое, изнурительное. С такими признаками люди, как правило, обращаются к семейным врачам. Происходит осмотр семейным врачом, чаще онлайн, и решается дальнейшая тактика. Если во время мониторинга семейный врач подозревает осложнения (диагностика проводится по четким критериям, которые в протоколе обозначены “красными флажками”), тогда принимается решение по поводу госпитализации в лечебное учреждение. Организованы специальные медицинские бригады, которые доставляют пациента к опорному специализированному медицинскому учреждению.

– Почему коронавирус считают таким опасным?

– Группа коронавирусных болезней встречается людям не впервые. Еще с 2002 года мы знали о SARS (тяжелый острый респираторный синдром, – “Апостроф”) и с 2015 об MERS (ближневосточный респираторный синдром, известный также как “верблюжьих грипп”, – “Апостроф”), но тогда до стран Европы эти заболевания не дошли.

SARS-CoV-2 или он же COVID-19 является новой разновидностью вируса, подняв на уши весь мир, вызвав пандемию. Его особенность в том, что его непосредственной мишенью являются легкие. Этот вирус вызывает воспаление, а затем цепочка идет таким образом, что собственная иммунная система человека, пытаясь уничтожить вирус, начинает поражать легкие, работая против воспаленных клеток. Производится большое количество медиаторов воспаления и это способствует тотальному поражению легких. На медицинском языке это называется цитокиновый шторм.

Воспаление прогрессирует очень быстро. Например, в первый день госпитализации могут быть поражены только нижние доли легких, а на следующий день – полностью две легкие. Это интерстициальная пневмония, изменения при которой врач не может услышать с использованием фонендоскопа, поэтому таким пациентам нужно делать КТ органов грудной клетки, или рентгенологическое обследование.

– Как вы лечите пациентов?

– Медицинский клинический центр инфекционных болезней и дерматологии имени С. И. Красовицкого, на базе которого находится наша кафедра инфекционных болезней с эпидемиологией СумГУ, определен как один из опорных учреждений для пациентов с COVID-19 в Сумах. Когда в Украине были обнаружены первые случаи заболевания, наша кафедра во главе с профессором Николаем Чимичем, одна из первых составила локальный протокол лечения для таких пациентов. Мы опирались на опыт Китая – протокол с Уханя. Выпускники нашей кафедры – врачи Ирана, Израиля, Палестины, Грузии – стран, где COVID-19 был зарегистрирован раньше, чем у нас, присылали нам протоколы лечения клинических случаев, перечень применяемых препаратов. Через неделю после нашего локального протокола вышел протокол лечения, утвержденный на государственном уровне. Также кафедра инфекционных болезней СумГУ с первых дней проводит вебинары для систематизации работы семейных врачей и врачей-инфекционистов согласно этих протоколов. На вебинарах мы обмениваемся опытом не только на уровне Сумской области, но и привлекаем к общению специалистов из других областей.

– Какие препараты и процедуры вы используете?

– Специфической профилактики – вакцины – пока не разработано. Специфического лечения – противовирусного препарата, который победил бы COVID-19, также нет. Мы используем препараты, которые в мире показали положительный эффект, способствовали тому, чтобы остановить размножение (репликацию) вируса. Это гидроксихлорохин, хлорохин, делагил. При тяжелых случаях добавляем фавипиравир (известный также как T-705 или Авиган, – “Апостроф”). Вторая группа препаратов – лопинавир/ретинавир, которые известны под названиями Алувиа или Калетра и используются для больных с ВИЧ, помогают уменьшить вирусную нагрузку также при COVID-19. Можно использовать в сочетании озельтамивиром.

Для того, чтобы уменьшить количество воспалительных медиаторов иммунной системы, используется препарат Актемра, действующее вещество – тоцилизумаб.

Препараты мы используем вместе с антибиотиками, поскольку не можем исключить присоединение бактериальной флоры к вирусному воспалению. Это может быть азитромицин или другие антибиотики широкого спектра действия.

К сожалению, области обеспечены далеко не всем из перечисленных препаратов на данный момент.

Также рассматривается метод лечения пациентов с использованием гипериммунной плазмы переболевшихе

Вышеперечисленные препараты применяют только с тяжелой и средней степенью болезни, когда есть поражения легких. До назначения нужно подходить очень осторожно и индивидуально, лекарственные средства имеют много побочных эффектов. Комбинацию необходимых лекарственных препаратов определяет врач по четким клиническим показаниям.

Что касается тяжелых пациентов, у которых из-за воспалительного процесса в легких падает уровень кислорода в крови (на медицинском языке – снижается сатурация), мы используем кислородную маску – пациент дышит чистым кислородом. Разговоры, что аппараты искусственной вентиляции легких являются спасением – не верны. Мы, клиницисты, считаем, что искусственная вентиляция легких является последним из возможных методов поддержания функции дыхания. Как правило, снять человека с ИВЛ трудно. Сейчас клинические практика и рекомендации показывают, что мы должны максимально долго лечить пациента без подключения к ИВЛ.

– В Украине постоянно растет количество больных COVID-19 врачей. Почему это происходит? Есть ли шанс это предотвратить или хотя бы уменьшить количество случаев заболевания?

– Врачи находятся на передовой линии обороны населения от COVID-19. Контакт с вирусом является постоянным, поэтому большинство, кто занимается больными, решает не возвращаться домой, чтобы не подвергать опасности родных. Это тяжелые условия, ведь государство предоставляет только минимум необходимого.

Также хочу отметить, что приросту инфицирования способствует дефицит средств индивидуальной защиты. Врачи используют их повторно, дезинфицируя их, что увеличивает риск. Некоторые врачи вынуждены покупать эти средства за собственные средства, также помогают волонтеры.

На данный момент врачи-инфекционисты нашей больницы обеспечены костюмами индивидуальной защиты – их около 500. Первые из них были предоставлены ректором Сумского государственного университета, профессором Васильевым Анатолием Васильевичем и ОО “Сумской союз участников боевых действий (АТО)”, затем ОО “Бизнес городу”. Мы очень благодарны за поддержку медиков в столь трудное время. Любая помощь является для нас ценной.

– Но все же дефицит СИЗ остается на уровне семейных врачей и врачей скорой помощи.

– Несмотря на то, что медицинские работники сейчас являются основной силой сопротивления пандемии, они не защищены финансово. В случае инфицирования медицинскому работнику не предоставляются финансовые гарантии помощи, а также отсутствует страхование жизни государством на случай смерти (если работник был кормильцем в семье).

Реформа сделала невозможной работу ученых с пациентами. Профессоров, докторов медицинских наук, кандидатов медицинских наук стараются не допускать к больному. Реформа оставила права научных сотрудников и финансовые гарантии неопределенными. В Медицинском клиническом центре инфекционных болезней и дерматологии имени С. И. Красовицкого, где находится наша кафедра инфекционных болезней, у высококвалифицированных специалистов пытаются забрать кабинеты и не допускают к пользованию помещениями, которые мы раньше обустроили для работы. В условиях пандемии мы получаем только препятствия вместо сотрудничества и помощи.

– Неофициальные источники во власти сообщили, что карантин в Украине продлят до 11 мая. Но люди сердиты из-за этого. По вашему мнению, стоило бы снять ограничительные меры раньше?

– Сейчас мы готовимся к большему наплыву пациентов. Количество больных каждые 4-5 дней в Украине удваивается. Я понимаю, что с экономической точки зрения страна значительно страдает. Но как инфекционист, считаю неуместным и противоречивым вопрос выхода из карантина. Никаких оснований для этого нет. Если выйти из карантина ранее, мы получим очень большое количество заболеваний, с которыми врачи справиться, к сожалению, не смогут. В результате получим большое количество тяжелых форм и летальных случаев.

Основная задача карантина – не элиминировать (уничтожить, – “Апостроф”) заболевание, а замедлить темпы передачи инфекции, чтобы не заболели все одновременно. На сегодня в нашем медицинском учреждении зарегистрировано 5 подтвержденных случаев COVID-19 – двоих уже выписали, трое лечатся, остальные госпитализированы с подозрением.

– Как вы относитесь к тому, что много украинцев пошли освящать паски в церкви?

– На Пасху карантин особенно важен. Я видела, как люди активно готовились к празднику: пекли паски, скупались к праздничному столу. Это, конечно, наши традиции, которые мы все уважаем. Но хочется предостеречь людей, потому что именно сейчас существует опасность контактов, после которых мы можем получить очень большое количество больных.

Сейчас в мире число заболевших превысило 2 миллиона. Это свидетельствует о том, что элиминация этого заболевания не будет быстрой. Об окончании пандемии сейчас речь не идет. В Украине она только набирает свои обороты. Мы не отклоняемся от сценария Европы, темпы прироста заболеваемости одинаковы.

Мы должны пересидеть праздники дома. Ни в коем случае не надо нарушать ограничительные меры. Когда необходимо посетить людное место, то обязательно надо сохранять дистанцию, носить маску, не трогать лицо, мыть и обрабатывать руки – это единственный доступный метод профилактики, но он эффективен.

– Вы говорили о вакцинах. В Украине им традиционно не доверяют. Как только начинается кампания прививок, как начинают распространяться новости о том, что это “ребенок умер после вакцинации”, фейки, что вакцина – это чипирование населения и тому подобное. Поэтому даже если мировое общество изобретет вакцину, действительно ли она будет эффективна для Украины?

– Чтобы допустить препарат на рынок, проводят четыре этапа клинического исследования. Сначала лабораторно, потом на животных, потом на группе людей, потом на более широкой группе людей между странами. И только если нет побочных эффектов, тогда ее разрешают к использованию. Не бывает, что вакцину сделали сегодня, а завтра будут массовое прививки. Это длительный этап – год, а может и больше. Это во-первых.

Во-вторых, по моему мнению, наше недоверие связано с небольшим процентом осведомленности. Люди любят эпатажные новости. Когда, например, из десяти тысяч детей осложнение случилось у одного, это обязательно осветят, а о десяти тысяч тех, кому это помогло, ничего не скажут. Поэтому люди не могут адекватно оценить научный подход к прививкам.

По вакцине против коронавируса. Если ее запустят на рынок, я вам скажу, потому что прежде всего будут привиты медики. Я каждый год делаю прививки себе и своей семье – дочери, мужу, отцу и маме – от гриппа и рекомендую это делать всем. Сейчас ее не поставляют в больницы за государственный счет, но она продается в аптеках и в этом году стоила около 300 грн. Я, как врач, являюсь группой риска и беспокоюсь о том, чтобы не перенести это заболевание в тяжелой форме и не принести его в семью. Поэтому если прививаются все медики, значит доверие к вакцинации есть и должно быть максимально показан населению. Мы работаем, анализируем и эффективность является бесспорной.

В мире давно забыли о эпидемии кори, дифтерии благодаря эффективной профилактике. Заболевания корью в ЕС или США будет нонсенсом. Там нет даже разговоров о “не захотели”. Если человек не захотел прививаться, то страховая компания ничего не выплачивает в случае перенесения заболевания, которое можно было предотвратить. Я считаю, что это правильно, потому что профилактика болезни всегда лучше, чем лечение.

– По COVID-19 существуют фейки в соцсетях: “Не делайте тесты, они заражены”.

– Я это тоже видела, читала и смеялась над этим. Люди воспринимают так – я был здоров, прошел тест, и оказалось, что я болен. Нет! Возможно, это был именно тот легкий ход, на который человек не обращал внимание. Чем больше мы начнем выявлять вирус, тем меньше риск инфицирования следующего человека. Когда мы знаем, что в этой жилой зоне у определенного человека есть вирус, то можем эффективно применить методы изоляции или госпитализации (по показаниям). В случае, если мы не видим истинной картины, то находимся в так называемой “зоне мнимого благополучия” – как у нас все хорошо, а через 7-14 дней у нас появляются очень тяжелые пневмонии, стационары заполнены.

К слову, больной гриппом человек может заразить двух людей, а больной COVID-19 – двух-трех. Если больной пошел в магазин и контактировал с 3 людьми (продавец, охранник и покупатель), они, со своей стороны, ушли в свои семьи, на работу. Вы понимаете, какая цепочка инфицирования тянется от одного человека?

– Сейчас появился новый тренд – “бейджи для отпугивания вирусов”. Способ действия таков: “бейджик” якобы выделяет двуокись хлора и создает вокруг человека защитный “купол”. Как вы можете это прокомментировать? Методы профилактики эффективны?

– Соединения хлора являются дезинфицирующим средством. О дезинфекции мы говорим с самого начала: дезинфицировать руки, мыть их с мылом, стирать вещи в которых выходили на улицу, обрабатывать вещи принесенные домой. Но если мы распыляем антисептик на руки, то мы не должны вдыхать его, потому что это пагубно повлияет на слизистую оболочку дыхательных путей – подсушивать и делать ожоги. И если упомянутые вами “бейджики” распыляют определенные дезрастворы, то мы должны позаботиться, чтобы эти химические вещества не попадали на слизистые оболочки и в глаза, не вызвали осложнения. Дышать антисептиком нельзя.

В инфекционных стационарах распыления дезифектуючих растворов применяются. Когда врач полностью в костюме индивидуальной защиты, он выходит из палаты больного, а дезинфектантом обеззараживаются поверхности костюма. Есть специальные кабины-распылители, в которых и при выходе из палаты обеззараживают костюм. Врач во время процедуры в респираторе, костюме, очках.

Для населения еще раз хочу подчеркнуть необходимость носить маски, как эффективный метод профилактики. Это было спорным вопросом сначала, но в Японии и Южной Корее, где все люди носили маски, уровень заболевания начал снижаться. Маска не дает больному коронавирусом при кашле и акте дыхания распространить вирус на окружающих, а у здорового человека маска ограничивает попадание вируса из окружающей среды в дыхательные пути методом фильтрации. При этом следует помнить, что маска работает только 2 часа – потом ее надо менять на чистую.

Также я рекомендую минимальное количество раз выходить в общественные места. Если есть возможность оставаться дома – оставайтесь дома. Если есть возможность закупить продукты раз в неделю – сделайте это, не ходите каждый день в магазин.

Что касается эффективности самых бейджей, о которых вы упомянули, то комментировать их не хочу, так как считаю это ерундой.

– Как вы думаете, сколько продлятся ограничительные меры?

– Я думаю, эти стандарты останутся с нами надолго, потому что пандемия не закончится одним или двумя месяцами. Вирус будет длительное время циркулировать – до конца этого года точно, надеюсь не больше. Далее он будет периодически появляться, как и вирус гриппа. Мы должны понять простые правила, которые я выложила ранее, и которые защитят человека и его окружение.

– А как вы можете прокомментировать препараты, которые рекламируют, но эффективность их не доказана. Это препараты на основе травы. и их часто выдают за чудодейственное средство против коронавируса.

– Я уже назвала препараты, которые мы применяем при лечении коронавируса – и делаем это только по четким показаниям. Мы не применяем это лечение всем.

Травяные настойки, то есть неспецифические иммуностимуляторы не входят в протоколы, их эффективность не доказана. Человек решает для себя, например, “мне нравится чай из мяты”. Если это не вредит здоровью, он может их использовать. Если препараты могут использоваться только по определенным показаниям, я не советую их применять, потому что нерациональное использование может навредить.

Иммуномодуляторы можно применять только для профилактики, здоровому человеку. Мы ни в коем случае не применяем их при лечении COVID-19. Не советую заниматься самолечением.

– Многие люди во время карантина очень трудно его переносят, начинают “лезть на стены”. Что вы посоветуете? Как преодолеть этот трудный период?

– Я хочу подчеркнуть, что я не психолог. Если возникают трудные проблемы, лучше обратиться к психологу или психотерапевту. Большинству же просто трудно выйти из насыщенного режима, где график был постоянно расписан, и войти в спокойный режим постоянного пребывания в домашних условиях. Я могу посоветовать найти занятие, которое будет отвлекать в нерабочее время. Если вы хотели начать вязать, вышивать, рисовать, начать читать книгу или посмотреть фильм – можно заняться этим. Обратите внимание на хобби, которое вы всегда хотели попробовать, но не хватало времени.

Я могу понять, что людям трудно. Но проблема скуки кажется глобальной до того момента, пока кто-то из семьи не начинает болеть. Когда член семьи получает тяжелое осложнение, а родной человек не может ничего сделать – это гораздо труднее, чем просто пережить скуку. Это тяжелые психологические драмы, которые развиваются сейчас в нашем мире. Люди теряют родных, не могут с ними расстаться, увидеть их, обнять, сказать теплые слова. Поэтому я советую воспринимать проблему со скукой как наименьшую сложность, которая может возникнуть в вашей жизни. Советую соблюдать правила карантина, чтобы мы не переживали эту трагедию, которую сейчас переживают Италия, Испания, США и другие. Для врачей это тоже очень трудное время, мы тоже люди, которые пропускают судьбу каждого пациента через свою душу.

Общество должно быть психологически настроенным, что сидеть дома – не самая большая наша проблема. Если мы проведем карантин в дисциплинированной атмосфере, надеюсь, что в следующем году большинство из нас будет вспоминать эту историю с улыбкой и воспоминаниями о тяжелом, но далеком периоде.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Шостка.INFO в Telegram. Интересные и оперативные новости, фото, видео. Подписывайтесь на нашу страницу!

Rodont
comments powered by HyperComments

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам:

Нагору