Бош сервис

Конотоп — энергетическая колыбель Малевича

Общество | 07:45, 2.03.2009
 Поделиться

Поделиться в

Foto

Так называемый «конотопский» период жизни семьи Малевичей совершенно не изучен. Они проживали в Конотопе (Сумская область, Украина) с 1894 по 1895 год, и есть основания считать этот городок как раз тем местом, где Малевич начал писать.

Я сама конотопчанка. И, честно говоря, в юности меня вовсе не привлекал Малевич-художник. Кто бы мог подумать, что всё так обернется…
После окончания в Конотопе средней школы я, можно сказать, вытянула счастливый билет – поступила в Московский университет имени М. Ломоносова на знаменитое еще в те времена искусствоведческое отделение. Вернувшись после университета в Киев, я много занималась научной работой, стала членом Союза художников – и вот сложилось так, что последние пять лет опять привели меня в родной город. Я начала поиски – даже в газету дала объявление: «Ищу Малевича!». Искала в прямом смысле – на базарах, у коллекционеров, где только можно себе представить… И в результате мне в руки попали три работы, которые, вероятно, принадлежат кисти Малевича. Среди них и этот «Портрет девочки». Он находился у одного конотопского коллекционера, который даже не подозревал о том, кому может принадлежать эта работа.
Но давайте обо всём по порядку. Источником изучения биографии Малевича для искусствоведов всего мира является его «Автобиография». Там-то он пишет о своей жизни в Конотопе – где «с утра до вечера изводил краски, и так шли дни, месяцы и даже годы». Опять же, по свидетельству Малевича, именно в Конотопе он «написал свое первое полотно – «Лунная ночь». Ему посчастливилось, и работа была продана за довольно приличные по тем временам деньги – 5 карбованцев. Как бы то ни было, но к материальному стимулу (молодой художник почувствовал себя богатым человеком!) добавился моральный, и оба они определили его выбор творческой судьбы.
В своих исследованиях я рассматриваю Конотоп как «энергетическую колыбель» Малевича, стартовую площадку для его последующего мирового взлета – и, кстати, как один из «пунктов видения» им искусства (так должна была называться еще одна автобиографическая книжка, которую он задумал, но написать не успел, – «Пункт видения моего искусства». Малевич умер сравнительно молодым, в 56 лет).

«Тесто» живописи

Хорошо известно, что Малевич – самоук. Рисованию или живописи он нигде не учился. Отец вообще хотел, чтобы сын стал сахароваром, и посему довольно скептически относился к его творчеству. Казимир Малевич и сам был вполне ироничен, оценивая свои художества. Можно вспомнить, как он в той же «Автобиографии» пишет: обнаружив его склонность к рисованию, «семейство поняло, что в семье не без урода».

И всё-таки он начал работать и, нужно сказать, при всей своей ироничности, был вполне амбициозен. Можно представить, что в таких обстоятельствах молодой начинающий художник (ему было 16 лет) вряд ли будет ставить под картинами свою фамилию – как его любимый Мурашко или Пимоненко. Вместо этого он оставляет на ранних работах зашифрованные «авторские знаки» – нечто вроде клейма. Причем многие из них он использовал как художественные приемы и в позднейших работах.
Так, он создает двупланные варианты живописи: реальный и ирреальный («реализм в двух измерениях», как это называл сам Малевич). Свидетельство тому – в волосах девочки на портрете можно увидеть очертания звериной морды. Далее, «тесто» этой живописи насыщено характерными знаками, крестиками и маленькими буквами «м». Всё это можно заметить при рассмотрении увеличенного изображения – без микроскопов, достаточно просто хорошей цифровой фотографии!

И это лишь начало доказательств в пользу того, что картина может со всей долей вероятности принадлежать Малевичу. Конечно, в своих выводах я учитывала показания микрохимического анализа, который был проведен на кафедре реставрации в Национальной академии искусства и подтвердил, что эта картина датируется концом ХІХ века. Однако есть и другие интересные аргументы, например, касающиеся исторических фактов.

Доводы истории

Я обнаружила, что Малевич именно в Конотопе научился у своей матери вышивать и вязать крючком. Это очень важно, поскольку в его ранних произведениях (да и в позднейших тоже!) проявляется своеобразная «рукодельность»: он использует в рисунке стежки, узелки…Так и у девочки на портрете – рукава и горловина платья обвязаны крючком. А горошек платьица, кстати сказать, восходит к украинскому селянскому искусству, в которое Малевич был искренне влюблен всю жизнь.
Сама девочка внешне очень похожа на мать Малевича – Людмилу Александровну. Отсюда и мое предположение, что это – портрет одной из сестер Малевича (у него было 4 сестры, да еще братья) – а именно Северины, которая родилась в 1884 году.
Еще одно доказательство, связанное с характером живописи. Как уже упоминалось, Малевич – самоук. Опытный искусствовед всегда отличит руку профессионала от «аматора». Характер наложения красочного слоя в «Портрете девочки» говорит о том, что так мог работать только начинающий художник.
Кстати, председателем научного совета на защите моей диссертации был знаменитый академик Дмитрий Сарабьянов. Кроме прочего, он один из крупнейших знатоков творчества Малевича. И тут я бы хотела сослаться на его важное наблюдение. Он говорил: в Конотопе Малевич – это еще не профессионал; он самодеятельный художник, однако его тогдашние находки «могли каким-то образом «откликнуться» в более позднем творчестве автора».
Так оно, по всей видимости, и случилось. Я упоминала о «горошке» в узоре платья, который восходит к традициям украинской стенописи. А можно еще обратить внимание на форму головного убора – его «тричастность» является очень характерной для стиля Малевича (и основой его более поздних философских разработок «небо-земля-человек»).
Интересно, что этот портрет по стилистике напоминает один из ранних автопортретов Малевича – написанный около 1910 года. Но самое главное: по своему типажу (форма носа, лица) девочка поразительно похожа на героиню еще более поздней работы Малевича «Работница» (1933).

Судьба

Таким образом, здесь срабатывает целый комплекс методов для исследования происхождения картины – начиная от интуитивного, без которого искусствоведу не обойтись, и заканчивая аналитически-сравнительным или историко-визуальным.
Лично у меня сомнений в том, что это Малевич, не осталось. Причем мои аргументы и выводы разделяют многие известные ученые, в том числе московские. Очень ценю я поддержку Александра Найдена – доктора искусствоведения, который является одним из авторов статьи «Малевич мужицкий».
Однако формально, пока не будет проведена окончательная экспертиза, мы должны говорить, что это – «предположительно» кисть Малевича. Пока, к сожалению, в Украине художественной экспертизы, которой бы я могла поверить, не существует. Отвезти картину на экспертизу в Москву, где есть представительство «Sotheby’s», тоже нельзя, по причине законодательных коллизий. Может случится так, что мы вывезем из страны «картину неизвестного художника» – а ввозить придется «Малевича», стартовая цена которого на любом аукционе мира – $1 млн. Это нереально в моей ситуации.
Так что пока мы выбрали другой путь – выставить работу на аукционе, изложив все «за» и «против». И тут я полностью доверяю Елене Ягодовской, ее профессиональному чутью. А нам остается продолжать свою работу. Кстати, скоро должна выйти в печать моя книжка «Дорогами Малевича. Остановка – Конотоп», где и будет более подробно изложено всё то, о чем я рассказала сейчас…
А завершить этот рассказ я могу почти мистической историей. Пару лет назад у меня была мастерская на Андреевском спуске. Я работала в ней над рукописью этой книжки, и там же находился «Портрет девочки». По причинам, которые не здесь придется обсуждать, наш дом подожгли. Погибла моя шикарная библиотека, это была настоящая катастрофа… Но я – а это было в три часа ночи! – успела тогда взять под одну руку рукопись, под другую – картину и выбежать оттуда… Так что, в придачу ко всем перипетиям этих «поисков Малевича», его еще и вынесли однажды из огня!

Нина Велигоцкая

 
 
ВЕЛИГОЦКАЯ Нина Ивановна, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств Украины, автор первой в Украине научной монографии о Марии Приймаченко, исследователь творчества Малевича.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Rodont
comments powered by HyperComments

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: